Киднеппинг

Игрался во дворе и вдруг пропал сынок…
Ему всего лишь шел шестой годок!
И прокляла себя в тот день бедняга-мать
За то, что сын не будет дома спать,

За то, что, может, страшный человек
Забрал у сына сердце… Или нет —
За то, что больше нет у сына глаз,
Старик богатый дал за них алмаз,

За то, что чёрный нелюдь уволок
Сыночка мучить, и кричит сынок!
Но кто услышит детский голос твой
И кто спасёт тебя, сыночек мой?..

За то себя бедняга прокляла,
Что заявление контора не взяла,
И что искать не будут сына в смертный час,
И кто б не проклял сам себя из нас?

* * *

Кричат вокзалы, плачут поезда,
Что лица детскими остались навсегда,
Что ручки пухлые цепляются за жизнь…
Никто не слышит… Мама, берегись!

Пропал ребёнок! Молятся столбы!
Пропала девочка… И крошечны гробы.
Кроватки детские растают в облаках,
И вскрикнет небо в мертвенных слезах.

Какая-то минута или час
Могли помочь кому-нибудь из вас!
О, если б сын министра вдруг пропал,
Быть может, сразу б заявленье кто-то взял?

Всем крошкам, кто пропал, желает мать:
Чтоб вас украли люди не страдать!
Быть может, у несчастных нет детей
И дом чужой вам стал теперь милей.

* * *

До дней последних счастья не видать.
Уж двадцать лет подряд рыдает мать.
Едва ли дышит, думая о том,
Что спит сыночек милый вечным сном.


cloud